Советские миссии к Далай-ламе XIII

Планы посылки миссии в Тибет и установления отно­шений с Далай-ламой появились в Москве уже в 1918 г. и интенсивно дискуссировались в следующие годы в НКИДе, в Российском комитете для исследования Средней и Восточной Азии (находился в ведении НКИДа) и на разных совещаниях. В конце концов, в сентябре 1921 г. из столицы Монголии Советские миссии к Далай-ламе XIII Урги выступила миссия во главе с калмыком В.А. Хомутниковым (истинное имя — Василий Кикеев), команди­ром Красноватой армии, формировавшим в новейшей Монголии кавале­рийские части. Русская миссия достигнула Лхасы 9 апреля 1922 г. и на последующий денек была принята в Потале Далай-ламой, а еще через один день провела переговоры с Советские миссии к Далай-ламе XIII руководителями Тибета. Тибетцы просили прислать мастеров для производства пороха, патронов и снарядов, также профессионалов по радиотелеграфии (посреди по­дарков Далай-ламе от Русского правительства был маленькой радиоприемник). Как писал Хомутников в собственном отчете в НКИД, зо время прощальной аудиенции 29 апреля Далай-лама заявил: «Мне лучше установить добрососедские Советские миссии к Далай-ламе XIII дела с Россией, ибо хотя мы с Англией официально находимся в мирных отно­шениях, практически она стремится подчинить нас себе» (цит. по [Андреев, 1997, с. 143]). В то же время Далай-лама отказался напра­вить тибетское посольство в Москву, указав, что это вызовет недо­вольство британцев. Миссия Хомутникова возвратилась в Россию в Советские миссии к Далай-ламе XIII конце 1922 г. {237}

В 1921 г. Русская Наша родина подписала договоры с Персией, Афганистаном, Турцией и Монголией. Велись переговоры об уста­новлении дипломатичных отношений с Китаем. Сразу на­чалась подготовка новейшей скрытой тибетской экспедиции. В конце 1922 г. нарком зарубежных дел Чичерин посылает к Далай-ламе курьера калмыка С. Бакбушева, который Советские миссии к Далай-ламе XIII возвратился в Москву с ответ­ным письмом Далай-ламы в августе 1923 г. 2-ая русская экспе­диция в Тибет во главе с С.С. Борисовым (1889-1937), сотрудником Дальневосточного секретариата Коминтерна, а в предстоящем — консультантом НКИДа, выступила из Урги в январе 1924 г. и 1 августа такого же года добралась до Лхасы. С.С. Борисов Советские миссии к Далай-ламе XIII вручил Далай-ламе письма от председателя ЦИК СССР М.И.Калинина и от правительства СССР. Русская экспедиция пробыла в Лхасе около 3-х месяцев. Но переговоры с тибетским управлением не привели к определенным результатам ([там же, с. 169]; см. также [Путевой ежедневник, 2000, с. 185-186]). В то же время благодаря хло­потам Агвана Советские миссии к Далай-ламе XIII Доржиева в Рф и переписке меж ним и Далай-ламой удалось с конца 1924 г. и по 1928 г. выслать в Россию 10-20 тибетцев для обучения в Комуниверситете в Москве или в Институте живых восточных языков в Ленинграде. «Известно, что в последнем для тибетцев был устроен „спецкласс" по исследованию „порохового дела", просуществовавший, по Советские миссии к Далай-ламе XIII последней мере, до конца 1928 г.» [Андреев, 1997, с. 169].

В 1924 г. Москву потаенно посетил наместник западнотибетской пров. Нгари Нага Нгаван. Но определенных сведений о резуль­татах его переговоров с представителями Русского правительства не найдено. Вероятнее всего, они не дали никаких результатов.

В 1925 г. Чичерин попробовал организовать постоянную совет­скую цель Советские миссии к Далай-ламе XIII в Тибете. Сейчас предполагалось сделать в Лхасе консульство Татарской Народной Республики и поставить во главе его назначенного Москвой дипломата. В октябре 1926г. татарская миссия выехала из Улан-Батора и в апреле 1927г. достигнула Лхасы. Исключительно в октябре Далай-лама согласился принять для беседы А.П. Чапчаева, назначенного Москвой советником при Советские миссии к Далай-ламе XIII полпреде МНР. Но предложение А.П. Чапчаева об обмене дипло­матическими представителями меж Тибетом и МНР Далай-лама отклонил. Фаворит Тибета два раза поднимал вопрос о гонениях на буддистов в СССР. Как раз в это время Далай-лама получил секретное письмо от Агвана Доржиева, в каком последний писал о Советские миссии к Далай-ламе XIII религиозных преследованиях в Монголии. Еще ранее правитель Тибета познакомился с переводом заметки из «Бурят-Монгольской {238}правды» о суде в поселке Агинском над 88 ламами. Переговоры с А.П. Чапчаевым не привели к любым соглашениям.

Экспедиция Н.К. Рериха, как уже говорилось выше, осенью 1927 г. была задержана тибетцами в Нагчу Советские миссии к Далай-ламе XIII, и ей не было разрешено посетить Лхасу.

Осенью 1928 г. в Лхасу прибыл новый русский представитель бурят Булат Мухрайн. Он находился в столице Тибета до февраля 1930 г. Результаты его деятельности неопознаны. Поездкой Б. Мухрайна завершились контакты меж Москвой и Лхасой.

Посылкой миссий, предложением об установлении диплома­тических отношений меж Русским Советские миссии к Далай-ламе XIII Союзом и Тибетом Совет­ское правительство пробовало усилить свое воздействие в буддийском мире, а именно посреди калмыков, бурят, тувинцев, также посреди монголов, тибетцев. Только в виде догадки (без документального доказательства) заметим, что кое-кому в Москве, может быть, виделось движение Тибета по пути Наружной Монголии, т.е Советские миссии к Далай-ламе XIII. МНР, очевидно, с «дружеской» русской помощью. Но со­ветско-тибетский диалог не принес никаких определенных резуль­татов.


sovet-goroda-sokola.html
sovet-ministrov-a-lukashenko-ekonomika-dolzhna-ostavatsya-cementiruyushej-osnovoj-sodruzhestva-5.html
sovet-ministrov-avtonomnoj-respubliki-krim-mestnie-gosudarstvennie-administracii-i-organi-mestnogo-samoupravleniya.html