СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава

Различные понятия и определения, обычно, употребляются в законе в их обыкновенном словоупотреблении. Если же законодатель прибегает к какой-нибудь' особенной терминологии (так именуемые технические юридические определения), то се смысл разъясняется в самом законе. К примеру, в ст. 139 ГК употреблен термин «двусторонний договор». Но две стороны участвуют в каждом договоре. Что СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава все-таки в таком случае следует осознавать под этим термином? На этот вопрос отвечает примечание к ст. 139 ГК: «Двусторонним признается контракт, по которому обе стороны взаимно принимают на себя обязательства». Если же по договору одной стороне принадлежат только права, а другой только обязанности, то таковой контракт уже не СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава является двухсторонним.

Но время от времени технические определения закона не сопровождаются надлежащими разъяснениями. В таких случаях их смысл должен быть венным дополнением всех других различаемых по субъекту видов толкования.

Мы установили, таким макаром, кто, какой орган, какое: лицо может толковать гражданско-правовые нормы и соответственно этому обусловили юридическую силу толкования, производимого разными СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава органами и лицами. Прямо за тем нужно тормознуть на характеристике различных приемов, либо методов, которыми надлежит воспользоваться в процессе толкования.

До того как приступить к анализу нормативного акта, необходимо подвергнуть его так именуемой низшей критике, под которою понимают обнаружение законодательного текста в его последней действующей редакции. Так СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава, ст. 418 ГК, определяющая круг лиц, к которым перебегает по наследию имущество в случае погибели его собственника, действует издавна, но ее текст в сегодняшней редакции был сформулирован сравнимо не так давно — в указе Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 июня 1945 г. Потому если б толкующий воспользовался текстом ст. 418, помещенным в СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава ранее размещенном издании Штатского кодекса, он практически толковал 'бы закон, который уже не стал действовать. Предупредить подобные ошибки можно только методом использования того приема, который принято называть низшей критикой.

Не считая того, суду время от времени приходится, сталкиваясь с тем либо другим нормативным актом, подвергать его проверке исходя из СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава убеждений компетентности данного органа к изданию данного акта. Так, в один прекрасный момент исполком городского Совета депутатов трудящихся утвердил правила работы ателье по бытовому обслуживанию людей. В правилах, меж иным, говорилось, что, если заказчик в установленный срок не получит предмет, сделанный для него в ателье, предмет 'реализуется, а средства, вырученные от СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава его реализации, ворачиваются заказчику по просьбе, заявленному им в границах трехмесячного срока. Меж тем Штатский кодекс РСФСР в ст. 44 устанавливает для предъявления требований такового рода трехгодичный срок. Исполком местного Совета не мог, естественно, изменять сроки, установленные республиканским законом, а поэтому и не был управомочен на принятие соответственной СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава нормы. Естественно, что трибунал, установив при рассмотрении спора меж ателье и заказчиками некомпетентность исполкома местного Совета к изданию данного решения, не мог им управляться. Такая проверка нормативного акта называется его высшей критикой.

После того как проведена низшая, а в нужных случаях высшая критика нормативного акта, обращаются к разработанным в СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава науке приемам толкования в целях устранения выявленных неясностей.

Паука теории страны и права различает последующие приемы, либо методы, толкования закона: а) грамматическое, б) логическое, в) систематическое, г) историческое истолкование. (стр.52)Поглядим, какое применение и внедрение они получают в области штатского права.

Грамматическим именуется истолкование, при котором неясности, обнаруженные в нормативном акте, устраняются СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава при помощи правил грамматики того языка, на котором написан его текст.

К примеру, в ч. 1 ст. II ГК сказано: «Местожительством признается то место, где лицо вследствие собственной службы, неизменных занятий либо нахождения собственного имущества имело постоянную либо преимущественную оседлость». Тут выдвинуты три признака, которые могут определять СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава постоянную либо преимущественную оседлость, а означает и местожительство лица: место службы, место неизменных занятий, местопребывание имущества. Появляется вопрос, требуется ли совпадение всех этих признаков в одном месте либо для определения местожительства довольно хотя бы 1-го из их? Так как в тексте ч. II ст. II ГК употреблен, разделительный альянс «или СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава», следует признать, что хоть какой из 3-х перечисленных признаков может определять местожительство лица, если от него, а не от других признаков зависит в данном определенном случае место неизменной либо преимущественной оседлости. Напротив, в ст. 13 ГК, определяющей понятие юридического лица, при перечислении принадлежащих ему прав употребляется соединительный альянс «и». Как обозначено СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава 'в этой статье, юридические лица могут «приобретать права по имуществу, вступать в обязательства, находить и отвечать на суде». Потому если какая-либо организация признана юридическим лицом, ей должны принадлежать все права, перечисленные в ст. 13 ГК.

Различные понятия и определения, обычно, употребляются в законе в их обыкновенном словоупотреблении СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава. Если же законодатель прибегает к какой-нибудь' особенной терминологии (так именуемые технические юридические определения), то се смысл разъясняется в самом законе. К примеру, в ст. 139 ГК употреблен термин «двусторонний договор». Но две стороны участвуют в каждом договоре. Что все-таки в таком случае следует осознавать под этим термином? На СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава этот вопрос отвечает примечание к ст. 139 ГК: «Двусторонним признается контракт, по которому обе стороны взаимно принимают на себя обязательства». Если же по договору одной стороне принадлежат только права, а другой только обязанности, то таковой контракт уже не является двухсторонним.

Но время от времени технические определения закона не сопровождаются надлежащими разъяснениями СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава. В таких случаях их смысл должен быть выявлен методом толкования. К примеру, в обыкновенном употреблении слова «собственность» и «владение» являются синонимами, а в неких словосочетаниях эти слова, имея одно и то же значение, даже не могут быть друг другом изменены. Так, мы говорим «домовладелец», но никогда не говорим «домособственник». Обратимся СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава, но, к тексту ст. 58 ГК. «Собственнику, -- сказано в этой статье, — принадлежит в границах, (стр.53) установленных законом, право владения, использования и распоряжения имуществом». Разумеется, ст. 58 ГК употребляет «владение» не в качестве синонима «собственности», ибо тогда незачем было бы добавлять, не считая того, указание на использование и распоряжение. Означает СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава, хотя в законе и 'нет соответственных объяснений, термин «владение» употреблен тут в каком-то особенном, техническом смысле. Выявить этот смысл не так тяжело. Для этого довольно применить способ исключения. По правде, если у собственника отнять право использования и распоряжения, то у него остается только (фактическое обладание имуществом. Это и именуется СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава владением 'в ст. 58 ГК.

Логическим является истолкование, при котором смысл нормативного акта устанавливается методом выявления значения употребленных в нем понятий и соотношений меж этими понятиями. К примеру, действующие законы пользуются часто такими понятиями, как «предприятие» и «учреждение», устанавливая разный правовой режим для этих 2-ух видов социалистических организаций. Почти всегда вопрос СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава о том, является ли данная организация предприятием либо учреждением, колебаний не вызывает. Ясно, что Кировский завод в Ленинграде—это предприятие, а Общественная библиотека им. Салтыкова-Щедрина—учреждение. Но вот пред нами такая организация, как театр, переведенный на хозяйственный расчет. Что это—предприятие либо учреждение? По нраву деятельности будто СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава бы бы учреждение, ибо театр занимается не хозяйственной, а культурно-воспитательной работой, но по способу финансирования его следует, видимо, отнести к уровню компаний, так как театр переведен 'на хозрасчет и' работает на выгодных началах. Означает, сущность дела заключается в том, чтоб установить, на какой признак опирается законодатель, пользуясь понятиями СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава «предприятие» и «учреждение» - на нрав деятельности либо на способ финансирования. Воспользуемся для решения этого вопроса приемом, который в науке логики именуется доведением до бреда (ruductio ad absurdum).

Представим, что решающее значение имеет не нрав деятельности, а способ финансирования. Тогда пришлось бы признать, что театры, переведенные на хозрасчет, являются предприятиями, а театры СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава, финансируемые за счет муниципального бюджета, относятся к уровню убеждений. Уже одно это событие свидетельствует о том, что мы допустили ошибку, когда ориентировались на способ финансирования, ибо нареченный признак не обладает нужной устойчивостью и изменяется даже в границах организаций 1-го и такого же вида. Не считая того, не излишне вспомнить СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава, что в 1-ые годы после победы Октябрьской революции хозрасчет вообщем не применялся, и все госорганы (финансировались тогда за счет муниципального бюджета. Потому если б решающее значение для свойства каждой данной организации как предприятия либо учреждения (стр.54) имел способ финансирования, пришлось бы признать, что в 1-ые годы после победы революции СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава у нас вообщем не было муниципальных компаний. Вывод очевидно абсурдный. Как следует, необходимо управляться не способом финансирования, а нравом деятельности, и с этой точки зрения театр является учреждением, а нс предприятием.

Систематическое истолкование опирается на тот факт, что всякая норма права занимает конкретное место в общей системе. русского СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава законодательства и что потому при ее исследовании необходимо учесть соотношение, в каком она находится с другими нормами права в их периодическом расположении. Обнаружение смысла нормы методом установления места, которое она занимает в общей системе законодательства, и именуется периодическим истолкованием. К примеру) ст. 407 ГК, говоря об ответственности учреждений СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава за вред, причиненный действиями их должностных лиц, не упоминает такового важного условия гражданско-правовой ответственности, каким является вина причинителя. Означает ли это, что учреждения отвечают не только лишь за вину, да и за случай? На этот вопрос следовало бы ответить утвердительно, если ст. 407 рассматривать обособленно от других норм Штатского кодекса. Но дело СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава в том, что ст. 407 является одной из особых норм гл. XIII ГК, называемой «Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда другому». В той же главе имеется общая норма, сформулированная в ст. 403, которая исходит из вины как нужного условия вербования к гражданско-правовой ответственности. Применение и внедрение общих норм—это таковой прием СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава законодательной техники, который позволяет не повторять одних и тех же правил в бессчетных особых нормах, ибо, будучи общими, нареченные правила предполагаются данными, если неприятное не установлено в самой специальной норме. Так как ст. 407 ГК по полосы вины никаких исключений из общепринятого правила ст. 403 не устанавливает, надлежит признать, что нужным СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава условием ее внедрения также является виновность при-

чинителя.

Историческое истолкование исходит из того, что издание хоть какого нормативного акта вызывается определенными причинами и служит достижению определенных целей, без четкого понятия, о которых время от времени смысл правовой нормы осознать нереально. Историческим и именуют такое истолкование, когда смысл СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава нормы устанавливается методом исследования обстоятельств и целей, ввиду которых она была издана. Нужно при всем этом предупредить ошибку, которая часто допускается в характеристике исторического толкования. Время от времени молвят, что под историческим истолкованием понимается исследование истории издания данного нормативного акта. Но ведь сам по для себя факт исследования СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава закона в историческом разрезе никак не непременно должен быть связан с его толкованием, с устранением найденных в нем (стр.55) Неясностей! Меж тем без постановки схожей задачки нет и не может быть толкования. Потому историческое истолкование— это не просто исследование истории издания данного нормативного акта, а таковой его исторический анализ, который ставит СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава собственной целью убрать обнаруженные в нем неясности и выявить его подлинный смысл.

К примеру, ст. 409 ГК устанавливает, что в случае причинения погибели лица, состоявшие на иждивении погибшего и не имеющие других средств к существованию, вправе добиваться от причинителя возмещения утраченного ими иждивения. Но как быть, если убийство совершено СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава по требованию потерпевшего? Является ли такое убийство противоправным и служит ли оно основанием. для вербования к ответственности? Прямого ответа на этот вопрос нет ни в нормах Штатского, ни в нормах Уголовного кодекса. Но методом исторического толкования закона нужный ответ просто может быть получен. В процессе исследования истории русского законодательства об ответственности СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава за убийство выявляются последующие 'факты: примечание к ст. 143 Уголовного кодекса 1922 г. прямо гласило о ненаказуемости убийства, совершенного по требованию потерпевшего; потом, на IV сессии ВЦИК IX созыва это примечание было из УК исключено; схожих указаний нет и в действующем ук РСФСР 1926 г. С какой целью законодатель СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава исключил правило о ненаказуемости убийство, совершенного по требованию потерпевшего? Это могло быть изготовлено только для того, чтоб признать схожее убийство наказуемым, а, означает, оно должно манить за собою ответственность также и по ст. 409 Штатского' кодекса.

До сего времени мы рассматривали раздельное применение разных приемов толкования. Но часто только их совместное СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава внедрение позволяет выявить подлинный смысл толкуемого закона. Проиллюстрируем это на примере толкования ст. 30 ГК, трактующей о противозаконных сделках. Говоря о признаках, характеризующих противозаконную сделку, она показывает, что такой является «сделка, совершенная с целью, неприятной закону либо в обход закона, также сделка, направленная к очевидному вреду для государства». Применив грамматическое истолкование СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава, мы приходим к выводу, что, так как в тексте ст. 30 ГК употреблен разделительный альянс «или», хоть какого обозначенного в ней признака довольно для объявления соответственной сделки противозаконной. Дальше, сопоставив ст. 30 со ст. ст. 31, 32, 33 и др., приходится признать, что' потому что и все другие только-только перечисленные статьи молвят о СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава недействительных сделках, не всякая сделка, нарушающая требование закона, подпадает под правило ст. 30 ГК- Этот 'вывод получен нами в итоге внедрения периодического толкования. Потом, анализ сути понятий, употребленных в ст. 30 ГК («противные закону», ' «явный вред для государство», «в обход закона»), свидетельствует о том, что она имеет в виду более СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава страшную группу (стр.56) недействительных сделок. Такой итог ее логического толкования. Но тогда неясно, почему в ней отсутствует указание на сделки, совершенные в нарушение плановых актов, которые также следовало бы отнести к уровню в особенности небезопасных недействительных сделок. С помощью исторического толкования предпосылки этого явления инсталлируются с предельной очевидностью: все дело в СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава том, что ст. 30 принималась вкупе с Штатским Кодексом в 1922 г., когда акты планирования не имели для штатского оборота того значения, которое вызывало бы необходимость в их особом упоминании. В современных же критериях плановые акты имеют силу закона для тех, кому они адресованы. Потому сделки, совершенные в нарушение СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава актов планирования, подпадают под общепринятое правило ст. 30 ГК о противозаконных сделках.

Необходимость в толковании закона появляется в неких случаях вследствие того, что находится несовпадение меж его буквальным текстом и подлинным смыслом. При расхождениях такового рода не ясно, к какому кругу случаев должен быть использован толкуемый закон. Так как СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава задачка толкования состоит в устранении этой неясности, молвят, что закон тут толкуется по его объему.

Время от времени смысл закона бывает уже, чем его буквальный текст. К примеру, согласно тексту ст. 33 ГК, для признания сделки недействительной как кабальной нужно: а) чтоб лицо заключило сделку на очевидно' нерентабельных себе критериях и СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава б) чтоб заключение таковой сделки явилось результатом состояния последней нужды. Если, но, обратиться к самому смыслу понятия кабальности сделки, то нельзя не признать дефицитности отмеченных моментов, ибо кабальность подразумевает определенную активность второго контрагента, а конкретно — внедрение им состояния последней нужды другого лица для заключения схожей сделки. Если этого не было, то СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава даже при наличии 2-ух признаков, обозначенных в ст. 33, сделку нельзя квалифицировать как кабальную. Выходит, что смысл ст. 33 уже ее текста. Потому ст. 33 следует использовать, соответственно ее смыслу, к более узенькому кругу случаев, чем позволяет ее текст. Такое истолкование закона именуют ограничительным истолкованием.

Время от времени, напротив, смысл СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава закона оказывается более широким, чем его буквальный текст. К примеру, п. 1 ст. 182 ГК воспрещает семье, имеющей жилое строение на праве принадлежности, получать 2-ое строение по договору купли-продажи. Но как надо поступить, если 2-ое строение приобретается семьей не методом купли-продажи, а с помощью контракта мены? Применимо ли СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава тут правило ст. 182, говорящее только о купле-продаже? Основное предназначение приведенного правила заключается в том, чтоб предупредить концентрацию строений в руках одной семьи и тем предупредить их внедрение в качестве источника нетрудовых доходов. Но потому что цель, нелегальная ( стр.57) по полосы купли-продажи текстом ст. 182 ГК, может быть достигнута средством контракта СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава мены, то по этим же суждениям, согласно смыслу ст. 182 ГК, нужно распространить ее действие и на данный контракт. Выходит, что смысл ст. 182 обширнее се текста. Потому ст. 182 следует использовать к более широкому кругу случаев, чем позволяет ее текст. Такое истолкование закона именуют распространительным истолкованием.

Распространительному истолкованию специально посвящена ст СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава. 5. Закона о внедрении в действие Штатского кодекса РСФСР. В ней говорится: «Распространительное истолкование Штатского кодекса РСФСР допускается исключительно в случаях, когда этого просит охрана интересов Рабоче-крестьянского страны и трудящихся масс». Очевидно, принцип, сформулированный в этой статье, применим не только лишь к распространительному, да и ко всем другим видам толкования СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава, также и ко всем различным формам внедрения 'русских законов. Но законодатель не случаем гласит о нем в связи с распространительным ; истолкованием, ибо расширение сферы деяния закона за границы, . в нем установленные, таит внутри себя необыкновенную опасность для дела поочередного воплощения начал социалистической законности . Распространительное истолкование непременно СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава неприемлимо, если закон а) определяет исчерпающий список событий, при которых он может получить применение (см., к примеру, ст. 407, которая устанавливает, что учреждение отвечает за вред, причиненный служебными действиями его должностного лица, «лишь в случаях, особо обозначенных в законе»), либо б) устанавливает исключение из общепринятого правила. Так, в изъятие из, общепринятого правила СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава ч. 1 ст. 60 ГК, ч. II той же статьи предоставляет только государству и его органам право «истребовать от всякого приобретателя принадлежащее им имущество, нелегально; отчужденное каким бы то ни было способом». Ввиду исключительности этой нормы она может быть использована только к имуществу лиц, прямо в ней обозначенных, и ни СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава к кому другому.

Распространительное истолкование применяется, если этот факт охватывается смыслом закона, но это не получило нужного выражения в его тексте. Когда же факт, имеющий юридическое значение, не охватывается не только лишь текстом, да и смыслом закона, т. е. когда в законе имеется пробел, применению подлежит не распространительное истолкование СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава, а аналогии, которая, будучи способом восполнения пробелов закона выступает в 2-ух видах: в виде аналогии закона и аналогии; права (см. ст. 4 Штатского процессуального кодекса). Для внедрения аналогии закона нужен ряд критерий. Во-1-х, нужно, чтоб случай, о правовом урегулировании которого речь идет, имел юридическое значение. При. отсутствии этого условия нет надобности СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава не только лишь в аналогии да и вообщем в применении закона. Так, после издания указа' Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. отно-( стр.56) шения меж папой и ребенком, рожденным вне зарегистрированного брака, утратили правовой нрав. Потому неприемлимо какое бы то ни было рвение возложить на фактического отца те СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава либо другие обязанности методом внедрения по аналогии правовых норм, которые рассчитаны на отцовство, возникшее в зарегистрированном браке.

Во-2-х, нужно, чтоб данный случай не был прямо предусмотрен в каком-либо действующем законе. При отсутствии этого условия надобность в аналогии отпадает поэтому, что применению подлежит не аналогичный, а прямой закон СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава. В связи с этим ГКК Верховного Суда РСФСР еще в 1926 г. указывала в инструктивном письме № 1, что' «ст. 4 ГПК не дает суду права не использовать к делу прямых указаний либо распоряжений Рабоче-крестьянского правительства по данному вопросу, если таковые имеются».

В-3-х, нужно, чтоб существовал закон, предусматривающий подобные случаи. Так СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава как этот закон применяется и к данному случаю, таковой прием именуют аналогией закона. К примеру, ст. ст. 152—179 ГК тщательно регламентируют дела по передаче имущества другому лицу во временное возмездное использование (материальный наем). Но в жизни обширное распространение имеют дела по передаче имущества другому лицу по временное безвозмездное использование (ссуда СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава), которые Штатским кодексом совсем не предусмотрены. Потому что ссуда отличается от имущественного найма только безвозмездностью, то при схожем сходстве меж ними полностью обусловлено применение к ссуде по аналогии законов, рассчитанных на материальный наем.

Под аналогией закона понимают, таким макаром, распространение на случаи, имеющие юридическое значение, но прямо, не урегулированные СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава и законе, тех правовых норм, которые предугадывают схожие случаи.

Встречаются, но, и поболее значительные пробелы в законе, когда в нем отсутствует не только лишь ровная, да и подобная норма. Такие пробелы восполняются с помощью аналогии права. Применяя ее, трибунал уже не может сослаться на определенный закон и решает СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава дело, «руководствуясь общими началами русского законодательства и общей политикой Рабоче-крестьянского правительства» (ст. 4 ГПК). При всем этом, как указывается в. том же инструктивном письме ГКК Верховного Суда РСФСР № 1 за 1926 г., когда появляется необходимость разрешить спорный вопрос «на основании общих начал русского законодательства и общей политики Рабоче-крестьянского правительства, трибунал СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава должен, не ограничиваясь только ссылкою на эти основания, тщательно выложить в решении, на каких конкретно' общих началах законодательства и на какой конкретно общей политике правительства он основывает свое решение, потому что 'без этого подробного изложения решение остается голословным, т. е. безосновательным,( стр.59) при полной невозможности проверить корректность таких общих ссылок СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава».

Броской иллюстрацией к этим положениям может служить дело Марцинюка, разрешенное Верховным Трибуналом СССР в 1940г Марцинюк потерпел увечье, спасая по своей инициативе от огня государственное имущество, расположенное на одной из жд станций на пути следования поезда, в каком ехал Марцинюк. Потерпевший добивался возмещения имущественного вреда, вызванного СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава причинением ему увечья. Нижестоящие судебные инстанции иск Марцинюка отклонили на том основании, что закон (ст. 403 я след. ГК) предугадывает ответственность за причинение вреда другому, но не знает случаев ответственности за вред, который потерпевший сам понес, совершая определенные деяния.

Вправду, закон регулирует обязательства из причинения вреда и не содержит в себе СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава норм об обязанностях из предотвращения вреда. Но вот поэтому необходимо было не отклонять иск, руководствуясь ст. 403 ГК, а разрешить дело по аналогии, руководствуясь ст. 4 ГПК. Так и сделал Верховный Трибунал, указав в определении по делу Марцинюка: «Хотя раздел XIII Штатского кодекса об обязанностях по возмещению вреда не предугадывает прямо ответственности в СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава таких случаях предприятия, но отказ в иске Марцинюку по этому формальному основанию является неверным. Марцинюк действовал в этом случае не в личных интересах, а в интересах охраны гос социалистической принадлежности, обязанность сберегать и крепить которую составляет долг каждого гражданина согласно ст. 131 Конституции СССР. Потому трибунал был СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава должен, руководствуясь ст. 4 Штатского процессуального кодекса, возложить на металлическую дорогу, в целях охраны имущества которой действовал Марцинюк, обязанность компенсировать Марцинюку понесенный им личный материальный вред».

Применение аналогии права в штатском праве обладает рядом существенных особенностей. В области права принадлежности, изобретательского, домашнего и наследного права о ее применении вообщем не может быть речи СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава, ибо перечисленные разделы русского штатского права не допускают установления правоотношений, прямо' ими не предусмотренных. Дела, не урегулированные законом, время от времени появляются только в области обязательственного права, так как этот раздел Штатского кодекса не строится по принципу исчерпающего списка, а поэтому и не исключает способности появления правоотношений СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава, в нем не обозначенных. Тут конкретно и может появиться потребность в использовании аналогии права. Но даже и в этих случаях в распоряжении суда имеются общие нормы обязательственного права (ст. ст. 106—151 ГК), рассчитанные на любые обязательства, в том числе и на такие, которые сконструированы не в законе, а по своей СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава инициативе сто- ( стр.60) Рон. И только при исключительных обстоятельствах, для разрешения неких вопросов, но не для урегулирования обязательства в целом, трибунал может быть поставлен в таких случаях перед необходимостью прибегнуть к аналогии права.

§ 3. ДЕЙСТВИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ НОРМ

Чтоб составить полное представление о действии гражданско-правовых норм, нужно разглядеть его в 3-х СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава главных направлениях: в отношении времени, места и круга лиц, к которым гражданско-правовые нормы используются.

Действие гражданско-правовых норм во времени начинается с момента их вступления в силу и продолжается прямо до момента, когда они лишаются правовой силы в порядке, установленном в законе.

6 февраля 1925 г. ЦИК и СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава СНК СССР издалече постановление «О времени' вступления в силу законов и распоряжений правительства Союза ССР, а равно распоряжений ведомств Союза ССР» (СЗ СССР, 1925, № 8, ст. 75), которое и сейчас действует с дополнениями, внесенными в него постановлением ЦИК и СНК. СССР от 1 июня 1927 г. (СЗ СССР, 1927, №32, ст. 326). В согласовании с нареченными постановлениями законы СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава и другие нормативные акты начинают действовать с момента, который указан в их самих, а при отсутствии такового указания — с момента получения местным органом власти официального издания нормативного акта или его текста, переданного по радио либо по телефону. При всем этом, как разъяснил Верховный Трибунал СССР, ' передача текста закона СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава по радио для населения сама по для себя не может рассматриваться в качестве такового опубликования, которое вводит закон в действие.

В большинстве случаев штатские законы вводятся в действие методом их опубликования, производимого обозначенными выше методами. Бывают, но, и такие случаи, когда их вступление в силу отсрочивается на определенный период. Опыт СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава нормотворческой деятельности Русского страны в области штатского права свидетельствует о том, что это обычно происходит вследствие обстоятельств троякого рода.

Во-1-х, непростой по содержанию и большой по объему нормативный акт просит отсрочки его введения в силу поэтому, что необходимо предоставить возможность должностным лицам и популяции ознакомиться с его содержанием СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава, до того как он начнет Действовать. По этим причинам, к примеру, Утомившись стальных дорог, Утвержденный Советом Министров СССР 8 декабря 1954 г., был введен в действие с 1 апреля 1955 г.

Во-2-х, усвоение содержания нормативного акта может и не вызывать каких-то затруднений, по его вступление в силу все таки отсрочивается, если для реализации СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава данного нормативного акта нужно провести определенные предварительные

' См. «Социалистическая законность», 1948, № 1, стр. 14.

при полной невозможности проверить корректность таких общих ссылок».

Броской иллюстрацией к этим положениям может служить дело Марцинюка, разрешенное Верховным Трибуналом СССР в 1940г Марцинюк потерпел увечье, спасая по своей инициативе от огня государственное имущество, расположенное на одной СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава из жд станций на пути следования поезда, в каком ехал Марцинюк. Потерпевший добивался возмещения имущественного вреда, вызванного причинением ему увечья. Нижестоящие судебные инстанции иск Марцинюка отклонили на том основании, что закон (ст. 403 я след. ГК) предугадывает ответственность за причинение вреда другому, но не знает случаев ответственности за вред, который потерпевший сам СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава понес, совершая определенные деяния.

Вправду, закон регулирует обязательства из причинения вреда и не содержит в себе норм об обязанностях из предотвращения вреда. Но вот поэтому необходимо было не отклонять иск, руководствуясь ст. 403 ГК, а разрешить дело по аналогии, руководствуясь ст. 4 ГПК. Так и сделал Верховный Трибунал, указав в СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава определении по делу Марцинюка: «Хотя раздел XIII Штатского кодекса об обязанностях по возмещению вреда не предугадывает прямо ответственности в таких случаях предприятия, но отказ в иске Марцинюку по этому формальному основанию является неверным. Марцинюк действовал в этом случае не в личных интересах, а в интересах охраны гос социалистической принадлежности СОВЕТСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО 6 глава, обязанность сберегать и крепить которую составляет долг каждого гражданина согласно ст. 131 Конституции СССР. Потому трибунал был должен, руководствуясь ст. 4 Штатского процессуального кодекса, возложить на металлическую дорогу, в целях охраны имущества которой действовал Марцинюк, обязанность компенсировать Марцинюку понесенный им личный материальный вред».


sovetov-tem-komu-otchayanno-nuzhna-rabota.html
sovetskaya-i-zarubezhnaya-nauka-doklad.html
sovetskaya-kinokomediya-1930-h-gg-g-aleksandrov-i-pirev.html